Знакомьтесь, Маша Тельная: Алиса в стране чудес, или стремительный путь к высокой моде!

foto-tamani01-01-800x360-800x360

Маша Тельная (Masha Tyelna) — красивая украинская модель со сказочными глазами, ростом 180 и параметрами 80-58-88. В её активе сотрудничество с такими агентствами как Joy в Милане, Trump в Нью-Йорке и City в Париже. В свои 24 года Маша работала для рекламных кампаний и показов брендов: Lacoste, H&M, Dries Van Noten, Givenchy, Yves Saint Laurent, Alexander McQueen, Chloé, Louis Vuitton, Miu Miu и многих других. Снималась для L’Officiel, Harper’s Bazar, Итальянского, Китайского, Корейского и Русского Vogue, Dazed & Confused, i-D, V, Numero. 

— Маш, это правда. В твоих глазах просто утопаешь. Они не просто большие, они глубокие. А этот необыкновенно ласковый кошачий разрез. Очей не отвести!

— Спасибо! Хотя глаза принято считать моей особенностью, я их таковыми не считаю.

 — Ранее в своих интервью ты уже рассказывала о том, как ты попала в мир моды, и как всё произошло. Как тебя встретили, как изначально родители были в шоке. Но все-таки решили попробовать, дали шанс и поддержали. Какие были первые впечатления от по факту твоей взрослой самостоятельной жизни? Во-первых, вдали от семьи. Во-вторых, это было кардинальное изменение всего, что ты делала. Планировала быть экономистом, и тут сюрприз.

— Ну, первые три дня я была не одна. Я была с директором агентства, но без родителей. Это была моя первая поездка, это был Париж. Конечно, переживала и очень скучала по родным.

— Расскажи, пожалуйста, как все происходит, по порядку. Для начинающих и несведущих в мире высокой моды.

— Первая моя поездка длилась два месяца. Мы прилетели с директором агентства, нас встретили и поселили в отель. Там мы прожили три дня, пока директор была со мной. Затем, как только она уехала, меня поселили в апартаменты к двум девчонкам, бразильянкам. Было страшно, переживала, нервничала. Потом, наверное, через недели полторы, привыкла и вошла во вкус. Кастинги, работа. Всё сразу нравилось. Но, вообще без русского языка, английского я почти не знала, поначалу было сложно. Пришлось быстро вникнуть и адаптироваться, благо нас буккера учили. Агенты часто подсказывали: так говори, так не говори. Там ты ошибку делаешь, правильно говорить так-то.

— Одна в незнакомой стране, без русскоговорящего окружения вокруг, и ещё так много замечаний и поправок. Не пугало ли такое отношение? Не расстраивало ли?

— Нет, абсолютно. Наоборот, это только помогало. Спасибо за подсказки со всех сторон, потому что так меня все и обучали, в какой-то степени.

Как сейчас, помню, как только я закончила кастинг, а там были русские девочки, я так радовалась, что можно было пообщаться на родном языке. И все-таки русские – это родная душа. Вокруг одни бразильянки, и компьютера у меня тогда не было, одна и одна. Тогда не было ни интернета, ничего. Поэтому частенько, где-то раз в два-три дня, я приходила в агентство и с молящимися глазками просила разрешить позвонить маме. Конечно, мне разрешали, и по полчаса точно, пока не наговоримся от души, мы разговаривали. Снова пройдёт два-три дня, и бегу в агентство звонить домой.

— А как же Париж?

— Ой, Париж – это была моя самая-самая мечта. Причём, я не просто всё свободное время ходила гулять по городу, а я каждый день ходила смотреть на Эйфелеву башню. Поднималась на третий этаж и рассматривала вид со всех сторон. Нет, чтоб после кастинга пойти отдохнуть, я целенаправленно шла и смотрела на свою башню.

— А кастинги были на что? На съемки?

— Я приехала 5 февраля, и сначала были кастинги на съемки. Потом сделала пять своих первых журналов. А после во Франции началась Неделя моды, и я с корабля на бал сделала пять шоу.

— Каково было впервые увидеть себя в глянце?

— За границей, наверное, это не совсем то, не так классно. А вот уже в Харькове, когда идёшь в метро или по центру, и видишь свою фотографию на L’Officiel или Harper’s Bazar, это было очень круто. Когда замечала, всегда одёргивала маму. Или мама с подругой: «А вот Маша, посмотри!» Родители, естественно, очень гордились, скупали киоски с газетами. Дома у папы есть целая полочка со всеми моими публикациями. Помню, сразу после первой поездки в Комсомольской правде напечатали обо мне статью и поместили моё фото на обложку. Папа тогда был просто в шоке.

— Значит, слава настигла тебя очень скоропостижно, и журналисты молниеносно отреагировали на твоё появление в глянце и на подиуме?

— Можно и так сказать. Журналисты приезжали тогда в агентство, Nika Models, брали интервью и фотографировали, специально. Но толком уже не помню.

— Первые съемки, первые кастинги, где ты в центре внимания, ты главная. Показы с непередаваемой атмосферой глянца, красоты и гламура, отовсюду вспышки и объективы камер. Было ли похоже все происходящее с тобой на сказку, кино? Или ты сразу осознала, что это работа?

— В кино, как говорится, всё красиво. В реальности для того, чтоб выйти на красивый подиум, до этого нужно сделать много чего. Ты ходишь по кастингам и не спишь по ночам. Причём, вовсе не из-за нервов, а потому что элементарно на сон не хватает времени. Например, ты должна сделать пятнадцать кастингов в день в перерывах между показами, а примерки зачастую по ночам. Поэтому, прежде чем выйти на подиум, нужно почти не спать и много вытерпеть. Безумно уставала, даже температура от усталости была как-то.

— С таким сумасшедшим темпом модельной жизни, после таких насыщенных недель – как ты потом восстанавливалась?

— После такой загруженности и усталости я обычно просилась на неделю домой. Там, можно сказать, что почти всё время не вылазила с постели. Приходила в себя, восстанавливалась и с удовольствием и новыми силами возвращалась обратно в строй.

— Побывав неделю дома, отдохнув от такого бешеного графика, когда работа сменяется работой, а на отдых времени крайне мало, не поняла ли ты, что это для тебя чересчур много всего (работы и обязанностей)?

— Нет, наоборот. Как только я отошла, мне сразу хочется обратно. Я вошла во вкус, мне понравилось. Все эти новые люди, новые девочки, поездки в разные страны, в том числе экзотические. Помню, мы как-то снимали для Zara в джунглях Рио-де-Жанейро – это было очень интересно. Ещё мы снимали в Африке для британского журнала с верблюдами под пальмами – очень захватывает. Работа сама по себе очень сложна: перелёты, кастинги, съемки, примерки и показы. Но она настолько интересная и впечатляющая, что это того точно стоит.

— По работе ты много ездишь и видишь мир и жизнь в разных странах. Что впечатлило, удивило или запало в сердце? Кроме Парижа, конечно, мы уже знаем, что это твоя любовь.

— Удивил Нью-Йорк. Я думала, что это столица какого-то гламура, где все очень круто одеваются. А нет, приехав туда, увидела, какие там обычные люди. Насколько просто они одеваются: кроссовки, шорты, кожаная куртка, без макияжа и укладок. Сейчас я уже знаю, что Нью-Йорк славится своей street fashion, а тогда считала, что там олицетворение сцен из фильмов – очень была удивлена. В полном восторге я была от Сингапура. Там просто необыкновенные люди. Они настолько добрые и отзывчивые, что, наверное, такого нет нигде. Там самые заботливые заказчики, они в прямом смысле слова сдувают с моделей пылинки. Тобой дорожат и ценят. Очень круто.

— Если говорить о работе, безусловно, каждая съемка чем-то особенная и каждый показ яркий. А какой опыт запомнился больше всего?

— О, это я даже боюсь рассказать. Это был показ Alexander McQueen (коллекция весна-лето 2008). У меня было платье из очень-очень плотной ткани, напоминающей картон. В области колен платье сужалось, и идти было крайне тяжело. В дополнение к этому платью у меня были туфли, отдалённо напоминающие обувь гейш, с двумя каблуками: один под пяткой и один под стопой. Перед показом я репетировала часа полтора, очень больно падала и плакала. И вот настал тот самый момент моего выхода: я на подиуме, коленки дрожат, руки трясутся, но я иду. В тот момент думала, если упаду, то переломаю все ноги. Прохожу туда и иду обратно. Только перешагиваю за кулисы и сразу же падаю, плачу от счастья, фотографы меня поднимали. Потом меня ещё и на финал в этом выпустили. Опять шла и думала только об одном: лишь бы не упасть. И снова, захожу за кулисы и падаю. Девочки заходят одна за другой, а я лежа, «делаю пробку». Это, наверное, был мой самый яркий и самый страшный опыт одновременно.

— После такого выхода, когда ни в обуви, ни в одежде идти почти невозможно. Плюс нервы и ответственность. Напрашивается вопрос: помнишь ли ты из своего или опыта девчонок, с которыми работала, какой-то конфуз или неприятную ситуацию, чреватую какими-то не самыми лучшими последствиями? И как на это реагировал заказчик?

— Не припоминаю ничего. Дело в том, что любая модель, соглашаясь на участие в какой-то съемке или показе, взвешивает всю степень ответственности и уровень своего профессионализма. Поэтому она прикладывает максимум усилий для успешного финала и просто должна сделать то, что от неё требует заказчик. Да и за границей тебя всегда заранее предупреждают о деталях. Например, у тебя будет съемка в купальнике при минусовой температуре. Зная это, модель принимает взвешенное решение, заблаговременно беря на себя соответствующую ответственность.

— У тебя в практике уже был опыт столь холодных съемок?

— У меня один раз была съемка зимой в Корее, была ночь, около -5 °С, и у меня было короткое платье длиной по колено с открытой спиной. Я холод переношу с трудом, сильно мёрзну. Сама мысль о том, что мне почти раздетой нужно было выйти на улицу, ещё и позировать, заставляла мою кровь леденеть. Но заказчику нужны были фото именно с улицы. Я собралась со всеми силами, пошла буквально две минуты отпозировала и зашла обратно. Т.е. мой опыт, сосредоточенность, собранность и профессионализм помогли справиться с, казалось бы, непосильной задачей за считанные две минуты. Этого времени для профессиональной модели будет вполне достаточно, ведь она умеет хорошо позировать, и фотографы буквально сразу сделают нужный им кадр.

— Поскольку ты начинала фактически с нуля, то все, кто тебя окружал — девчонки, с которыми ты жила; фотографы, с которыми ты работала; твои агенты, – все тебя чему- то учили, как-то подсказывали и помогали?

— Нет, не все. Ещё в Харькове, когда меня только нашли, я немного походила на курсы по дефиле при Nika Models. И пару раз я была на актерском мастерстве и макияже, поняла, что мне это вообще не интересно и перестала туда ходить. Так, маленькую базу мне дало Nika Models. Потом в первой поездке во Франции меня учил мой буккер, и всё, после меня уже никто не учил. Дальше я поехала в Нью-Йорк, Лондон, и там уже сама со всем справлялась.

— На показах дизайнеры иногда требуют, чтобы модели не просто прошли по подиуму, а передали какую-то эмоцию: улыбались, играли, принимали какие-то позы. Наверное, не все девочки умеют это делать?

— Я скажу, что да. И для этого кто-то ходит на курсы актёрского мастерства и учится разным перевоплощениям. А у кого-то такие способности есть от природы. Мне курсы не помогли, мне это было не интересно, я себя не насиловала. И когда на Galliano просили играть что-то, я уже сама естественно и принуждённо передавала то, что шло изнутри. Также на показе Sonia Rykiel в Париже требовали, чтоб ты прямо сияла улыбкой, как говорили в детстве, – «во все зубы». А так в основном просят красиво пройтись, стать на точки и красиво вернуться.

— Иногда, даже просто красиво пройтись тяжело. Ведь были показы, когда коллекции презентовались при специально созданных мега-креативных декорациях, значительно усложняющих работу моделей. Например, на ледяном в прямом смысле слова показе Chanel осень-зима 2010-2011 в Париже подиум был покрыт ледяной водой. И в Лондоне на Неделе моды сезона осень-зима 2014-2015 на показе Hunter подиум тоже был залит водой. В твоей практике был ли аналогичный опыт? Как с этим справлялась?

— С водой и льдом я не сталкивалась, но у меня следующая ситуация. У нас был показ Louis Vuitton в Париже. На репетиции перед показом все девочки стали возмущаться, что очень и очень скользко – сделайте что-нибудь! И нам на платформу приклеили липучки, похожие на скотч, после этого было не так скользко. Либо ещё делают небольшие надрезики на подошве туфель, так она получается немного шершавой, и становится тоже не так скользко.

— Относительно специальной подготовки к каким-то проектам, мы уже выяснили, что пригодится актёрской мастерство и визаж, а как насчет спорта? Иногда для съемок глянца модели принимают очень необычные телу позы. К таким проектам нужно же как- то готовиться: стрейчинг, бег, прочее?

— Спорт поддерживают все модели. Бег – это 100%, в остальных направлениях каждая выбирает своё. Например, я люблю плавать. Поэтому, куда бы я ни приезжала, сразу брала абонемент в бассейн и почти ежедневно плавала. А что касается съемок, когда нужно особенно необычно позировать, то тут в основном старается помочь фотограф. Он плавно подводит модель в нужную ему позу, и всё получается очень природно.

— Сейчас твой приоритет – это семья, работа моделью ушла на второй план. Но, я знаю, что ты все же косвенно продолжаешь моделинг. Это правда?

— Да, всё правда. Сейчас для меня главное – моя семья, а работа остаётся на свободное от семьи время. И да, пока что я не снимаюсь для глянца и рекламы, как и не участвую в показах. Но, имея достаточно хороший опыт моделинга, я доросла до того, чтоб начать им делиться и помогать юным дарованиям. Так был создан проект Tamani Fashion School, где я лично читаю лекции и провожу мастер-классы для начинающих юных моделей. Мы растим бриллианты мира моды! Всем родителям рекомендую не упустить возможность и дать своему ребёнку шанс стать успешным.

— Какой можешь дать совет от Маши Тельной?

— Никогда ни с кем себя не сравнивайте. Вы уникальны. Вы – это вы. Всегда развивайтесь и стремитесь к большему. Верьте в себя, и у вас всё получится!

От лица Tamani Fashion Group выражаю благодарность за интервью. Ты – необыкновенна, ты восхищаешь и вдохновляешь. Искренне желаем тебе дальнейшего развития и достижения новых вершин, как на поприще работы, так и в семье!

Carlo Pazolini UA

You May Also Like

Добавить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>